Жуки В Грибах Опятах

Всем привет, на связи Елена, в очередной раз делюсь с Вами своим опытом домохозяйки, в данный раз мы познакомимся с Жуки В Грибах Опятах? Всегда после моих советов проверяйте их на практике и пишите свои комменты, чтобы при необходимости переработать и улучшить рекомендации, и сделать контент еще более полезным и уникальным.

Вредители грибов

В этом маленьком фоторепортаже, я не могу описать всю сложность взаимоотношений животного и растительного мира с грибами, но фотографии сами расскажут вам о многом. У грибов есть тоже много разных вредителей, которые их поедают, пвреждают и приводят в непригодность для сбора и употребления.

Amanita phalloides, Бледная поганка

Amanita phalloides, Бледная поганка — лакомство для жуков.

Boletus reticulatus, Вредители грибов

Boletus reticulatus — лакомство для жуков.

Amanita phalloides, поедена жуками навозными и слизнями

Amanita phalloides, поедена жуками навозными и слизнями

Amanita excelsa, навозный жук

Жук (Oxyporus rufus) поедающий гриб

Жук (Oxyporus rufus) поедающий гриб

Сенокосец и гриб

Вы всегда следуете правильному хранению продуктов/лекарств и их товарному соседству?
Да, конечно, это очень важно, чтобы потом не тратиться на здоровье.
50.81%
Не особо, потому что ничего такого кроме сходить в туалет не будет.
25%
Смотрю по внешнему виду и если что использую после термической обработки.
24.19%
Проголосовало: 124

Tylopilus fellenus, паук

Boletus reticulatus, паук

Многоножка (Myriapoda) и маслёнок.

Грибы и мокрицы

Agrocybe praecox и слизень

Boletus erythropus и слизень

Macrolepiota rachodes, слизень

Amanita phalloides, слизень

Amanita phalloides, поедена жуками навозными и слизнями

Meripilus giganteus; Слизень

Boletus edulis, слизень.

Marasmius prasiosmus, слизень

Cantharellus cibarius, Лисичка настоящая

Лисичка настоящая, Cantharellus cibarius, иногда поражается личинками.

Мухомор красный, Amanita muscaria часто поражается личинками насекомых и другими вредителями грибов.

Amanita excelsa, навозный жук

Стволовые вредители

В сосновых лесах наиболее широко распространены лубоеды. Лёт наблюдается в апреле, на 1—2 недели позже начинает расселяться малый сосновый лубоед. Они нападают на ослабленные деревья, особенно в очагах корневой губки и на гарях. Жуки первого вида втачиваются в нижнюю часть ствола, где

проделывают в коре вверх от входного отверстия одиночные, но не длинные ходы. Жуки второго вида вредителя, заселяя верхнюю часть ствола с тонкой корой, грызут свои маточные ходы влево и вправо от короткого входного канала; в результате образуется типичный скобко- образный рисунок, глубоко врезанный (до 2 мм) в заболонь. Заселенные стволы легко обнаруживаются по высыпающейся из отверстий буровой муке, а также по характерным выделениям смолы, если дерево было еще способно защищаться.

Летом новое поколение проходит дополнительное питание в кронах сосен, где жуки вгрызаются в побеги и, выедая сердцевину, продвигаются в сторону почек. Поврежденные побеги с зеленой или пожелтевшей хвоей обычно обламываются ветром или снегом; такие «обстриженные» деревья характерны для мест массового выплода лубоедов, которых иногда называют «стригунами», или «садовниками». Зимуют жуки в подстилке или в коре на уровне корневой шейки.

Личинки синей сосновой златки, питаясь сочным лубом, обычно окольцовывают незначительно ослабленные сосны, которые отмирают. Личинки черного соснового усача грызут свои крупные ходы глубоко в древесине отмерших деревьев.

Лубоед-дендроктон в БССР образует очаги в заболоченных сосняках. Часто на поверхности коры у входного канала образуется крупная воронка из застывшей живицы. Срубленных деревьев дендроктон не заселяет. Жуки летают в июне, внедряются под кору в районе корневой шейки сосен, а на елях обычно выше.

Злейшим врагом ослабленных елей является короед- типограф. Следует отметить, что короеды отличаются от лубоедов и заболонников наличием на конце тела углубления, окруженного зубчиками, называемого «тачкой». Жуки типографа для поселения предпочитают части ствола с толстой и переходной корой старых и средневозрастных деревьев, проделывая длинные маточные ходы вверх и вниз от входного отверстия. Аналогичный рисунок образует короед-двойник.

Корневая губка распространена в сосняках и ельниках. Возбудитель ее (трутовый гриб) вызывает гниль корней, переходящую в ствол. Заражение происходит через свежие пни и при контакте здоровых корней с больными. Пораженные корни вначале засмолены, затем превращаются в труху. Больные деревья имеют изреженную крону, укороченные побеги и хвою, со временем они усыхают, образуется ветровал. Наиболее опасна болезнь в густых чистых культурах сосны. Развитие ее здесь начинается с 10—25- летнего возраста после проведения первых рубок ухода, при этом появляются отдельные деревья и группы их с желтеющей хвоей, а к 30—40 годам образуются крупные прогалины (окна); насаждение расстраивается. В ельниках болезнь протекает иначе. Она длительное время носит скрытый характер. Даже при наличии гнили в корнях и стволе пораженные деревья могут десятки лет сохранять зеленую крону и казаться здоровыми. Внешние признаки пораженности ели проявляются только к 30— 50 годам перед усыханием деревьев. Своевременно обнаружить корневую губку в ельниках можно по наличию ветровальных деревьев с плодовыми телами на корнях. Ель сильно поражается корневой губкой как в культурах на нелесных землях, так и в естественных насаждениях.

Опёнок (съедобный гриб) вызывает гниль корней и комлевую гниль многих хвойных и лиственных деревьев. В лесах БССР он чаще поражает еловые насаждения. При поражении ели изменяется цвет хвои, изреживается крона, появляются трещины и смоляные натеки на корнях. В отличие от поражения корневой губкой при заболевании, вызываемом опенком, сгнивают только наружные слои корней, внутренние же остаются твердыми. Гниль поднимается в ствол до 2 м. Зараженные опенком деревья погибают. Под корой развиваются темно-коричневые или белые шнуры-ризоморфы, распространяющиеся вдоль корней. Наличие таких шнуров-ризоморф — верный признак поражения деревьев опенком.

Рак-серянка — грибная болезнь, поражающая ствол и ветви сосен. Первичные раковые раны возникают в области тонкой коры. Раковая рана растет вдоль и вокруг ствола. В пораженных местах древесина сильно засмоляет- ся. Издали засмоленные раны серянки имеют характерный сажистый темно-серый или черный цвет. Пораженные сосны по мере окольцовывания ствола сначала суховер- шинят, а затем полностью отмирают. Поражаются деревья всех классов возраста.

Сосновая губка поражает в основном старые сосняки. Эта болезнь свойственна старым сосновым насаждениям, однако заражение начинается в 30—50 лет. Гниль от сосновой губки может достигать по стволу 5 м и снижает до 40 % выход деловой древесины. Плодовые тела гриба копытообразные, темно-коричневые.

Еловая губка вызывает гниль стволов ели. Эта гниль распространяется в стволе до 12 м, вызывая почти полную потерю его деловых качеств. Плодовые тела еловой губки более тонкие и плоские по сравнению с сосновой.

У каждого вида растений свои болезни и свои вредители, однако в стабильном естественном сообществе между жертвой и хищником устанавливается некое равновесие.
И хотя все это не мешает лубоедам кормиться на дугласии, человек.

Защита яблони от вредителей и болезней. Вредители и болезни яблони.
Яйца зимуют на коре ветвей и стволов в виде бляшек из слизи, выделенной бабочкой при
Весной споры гриба попадают на листья, образуя пятна с зеленоватым налетом.

Деревья, составляющие древостой, различаются по качеству (одни деревья здоровы, другие повреждены различными заболеваниями — грибами, вредителями и т. п.

Читайте также:  Какие Виноградные Листья Подходят Для Долмы И Как Их Подготовить

Заболевание вызывает гриб Ventuna pirina. Поражает листья, побеги и плоды. Гриб перезимовывает в опавших листьях, на
Вредители. Грушевый галловый клещ вредитель белого или красноватого цвета длиной до 0,2 мм.

проделывают в коре вверх от входного отверстия одиночные, но не длинные ходы. Жуки второго вида вредителя, заселяя верхнюю часть ствола с тонкой корой, грызут свои маточные ходы влево и вправо от короткого входного канала; в результате образуется типичный скобко- образный рисунок, глубоко врезанный (до 2 мм) в заболонь. Заселенные стволы легко обнаруживаются по высыпающейся из отверстий буровой муке, а также по характерным выделениям смолы, если дерево было еще способно защищаться.

Грибные жуки

Жуки и грибы — очень интересная и разнообразная тема. Для многих видов жесткокрылых грибы — единственный источник пищи. Некоторые жуки весь жизненный цикл — от яйца до имаго — проводят внутри грибов. Для других — поверхность грибов самый обычный субстрат. Есть группы жуков, которые специально выращивают «плантации» грибов для питания своих личинок. Наконец, одноклеточные грибы выступают в роли жизненно важных эндосимбионтов жуков — развиваясь в желудке или кишечнике они участвуют в переработке пищи. Роль грибов в жизни жуков отражена даже в русских названиях семейств: грибоеды, грибовики, плеснееды, трутовиковые жуки, гнилевики.

Взаимоотношения грибов и жуков весьма многообразны, а порой они приобретают довольно сложные формы взаимозависимостей. Жуки, питающиеся неживой органикой, так или иначе потребляют в пищу грибы или используют симбиотические грибы для ее разложения. Представители более 100 семейств жуков в той или иной мере связаны с грибами, а некоторые приурочены исключительно к ним, причем обитатели грибов и субстратов с грибными компонентами в основном являются мицетофагами в широком смысле, а некоторые из них хищники (Carabidae, Histeridae, Synteliidae, Trogossitidae, Cleridae, Melyridae и др.). Разделение насекомых на мицето- (или мико-) и сапро- (детрито- или схизо-) фагов не может быть проведено вполне отчетливо из-за того, что практически во многих случаях трудно установить имеет ли место питание собственно грибами или продуктами их жизнедеятельности. С другой стороны, при питании не плодовыми телами или собственно плазмодием слизевиков очень сложно установить чистое грибоядение, поскольку в процессах разложения органики обычно участвуют также различные простейшие и гнилостные бактерии. Наконец, некоторые виды грибов стали факультативными или облигатными симбионтами жуков, поставляя им ферменты, непроизводящиеся пищеварительной системой насекомых, а другие грибные виды превратились в паразитов, иногда являясь довольно агрессивными патогенами. Некоторые виды приобрели возможность развиваться в мицетелиальной и амброзийной формах (последняя формируется в симбиозе с насекомыми).

В данном разделе термин мицетофагия (или микофагия) используется в широком смысле, включающем также сапро— и детритофагию, хотя нередко под мицетофагией понимается только питание собственно грибами и слизевиками (Кирейчук, 1989). Иногда различают также макромицето- и микромицетофагии, используя первый термин в случае питания крупными грибными частицами, а второй при питании мелкими рассеянными грибными частицами. Кроме того, нередко выделяется как особый режим питания — спорофагия — в тех случаях, когда в диете преобладают как половые споры, так и конидии (бесполые споры). И наконец, среди мицетофагов можно выделить также группу, высасывающих содержимое грибов или мицеторезорпторов (термин предлагается впервые) без наружного пищеварения (например, некоторые Cerylonidae) либо после впрыскивания в грибной субстрат пищеварительных соков (например, некоторые Oxyporinae из Staphylinidae). Жуки, характерные для коры и древесины, пораженной амброзией, могут называться амброзиефагами (термин предлагается впервые). Жуки, использующие внекишечное пищеварение, могут обозначаться как экстрадигесторы (термин предлагается впервые). Кроме того, нередко жуки, живущие в обедненной белками среде (такой, как древесина), восполняют дефицит в диете поеданием мертвых животных или даже активным хищничеством.

Заслуживает упоминания также факт, что все или, по-видимому, большинство грибоядных жуков, а также жуки, потребляющие в пищу мертвую древесину, характеризуются кишечными симбионтами, относящимися к дрожжевым или дрожжеподобным грибам из Ascomycota. По крайней мере такие симбионты уже обнаружены среди мицетофагов из надсемейств Staphylinoidea, Eucinetoidea, Scarabaeoidea, Dryopoidea, Dermestoidea, Bostrichoidea, Cleroidea, Cucujoidea, Tenebrionoidea, Chrysomeloidea (Cerambycidae), Curculionoidea (Anthribidae, Cryptorhynchinae, Scolytinae, Platypodinae), тогда как все изученные хищники и растительноядные формы не имеют грибных симбионтов.

Важным аспектом взаимоотношений жуков и грибов являются приспособления первых, способствующие распространению последних. Очень часто споры, конидии и частицы мицелия переносятся жуками на поверхности тела, в сравнительно крупных углублениях пунктировки. Однако нередко развиваются дополнительные крупные наружные вдавления — микангии или мицетангии, которые становятся специализированными вместилищами для переносимых грибов. Наконец, некоторые жуки переносят грибы в специализированных внутренних органах — мицетомах, которые обычно расположены вдоль кишечника с выходом в его просвет или у основания яйцеклада с выходом в просвет выводящих протоков самки. Обнаружено, что в организме самки некоторых жуков происходит заражение яйца внутренними симбионтами (однако это относится скорее к бактериальным, чем к грибным симбионтам).

Жуки-мицетофаги встречаются во всех местообитаниях, хотя они наиболее обильны, если не в собственно плодовых телах грибов и плазмодии, то в местах концентрации разлагающейся органики, прежде всего в подкорных пространствах, разлагающихся древесине, листовом опаде, мертвых животных и т.п. Дж.Ф. Лоуренс и Р.Дж. Мильнер (Lawrence & Milner, 1996) выделяют следующие типы грибных субстратов, используемые насекомыми:

  1. водный детрит
  2. листовой опад и прибрежные выбросы
  3. разлагающаяся древесина, флоэма и камбий
  4. грибные галлы и соответсвенные структуры
  5. плазмодий Myxomycota
  6. забродившие древесный сок и другие жидкие выделения (Ascomycota)
  7. поверхностные гифы и споры Ascomycota и их несовершенных форм
  8. поверхностные гифы и споры Basidiomycota
  9. надземные споровые массы Myxomycota
  10. надземные споровые массы Basidiomycota
  11. амброзийные туннели Ascomycota
  12. подземные плодовые тела Ascomycota и Basidiomycota
  13. стромации и склероции Ascomycota
  14. лишаиники Ascomycota
  15. поверхность спорообразующих части плодовых тел Basidiomycota
  16. поровые трубки Basidiomycota
  17. мицелий у основания плодовых тел Basidiomycota

Взаимоотношения жуков и грибов, а также структурные коадаптации обеих групп организмов друг к другу нашли отражение во многих публикациях, особенно многочисленных в области лесной энтомологии. Сравнительно подробные обзоры этих взаимоотношений и структурных особенностей можно найти в работах Беника (Benik, 1952), Кроусона (Crowson, 1981, 1984 — см. список прилагаемый к персональной странице), Лоуренса и соавторов (Lawrence, 1989; Lawrence & Milner, 1996; Lawrence and Newton, 1980 — см. список прилагаемый к персональной странице) и др. В последней отечественной литературе они подробно обсуждаются в основном для жуков, связанных с древесными грибами. Следует назвать прежде всего работы А.В. Компанцева (см. список прилагаемый к персональной странице), Т.В. Компанцевой (см. список прилагаемый к персональной странице), Г.О. Криволуцкой (см. список прилагаемый к персональной странице), Б.М. Мамаева (1977), М.Ю. Мандельштама (см. список прилагаемый к персональной странице), Н.Б. Никитского (см. список прилагаемый к персональной странице), В.А. Потоцкой (1976, 1978, 1982 и т.д.), В.М. Яновского (см. список прилагаемый к персональной странице). Исследования по физиологии и биохимии пищеварeнию грибоядных жуков рассмотрены в многих работах (Sokoloff, 1972-1977; Martin, 1979, 1987, 1991; Martin et al, 1981 и т.д.), особенно в последних работах по короедам и работах, посвященных физиологии ставших лабораторными видов блестянок из рода Carpophilus, начиная с классических публикаций Дж.О. Страйда (Stride, G.O. 1953), П. Бухнера (Buchner, 1953) и Х. Франке-Гросманн (Francke-Grosmann, 1967, 1975) до многочисленных статей последнего десятилетия (De Guzman et al., 1994; Brandhorst et al., 1996 и т.д.). Сравнительно недавно установлено, что некоторые мицетофаги так же способны к внекишечному пищеварению, как и хищники (Leschen & Allen, 1988). В Интернете имеется много страниц посвященных взаимоотношениям жуков и грибов, а также с обширной библиографией по этим вопросам.

Читайте также:  Блины Фаршированные С Яблочной Начинкой Можно Ли Замораживать

Есть у нас и оригинальная информация — сведения, переданные нам Ю.К. Новожиловым. Он давно обещает написать для нашего сайта обзор по связям жуков с миксомицетами. А пока он передал в редакцию реферат рецензируемой им статьи, которая еще только готовится к публикации в журнале «Микология и фитопатология». Статья целиком посвящена жукам, найденным на миксомицетах в Окском заповеднике.

А.Г. Кирейчук, июнь 2002 г.

Литература

Мамаев, Б.М. 1977. Биология насекомых-разрушителей древесины. В: Итоги науки и техники. Энтомология. Москва, 1-214.

Потоцкая В.А. 1976. Личинки жуков-стафилинид (Coleoptera, Staphylinidae), развивающихся в древесине. В сб.: Эволюционная морфология личинок насекомых. Москва, Наука, 156-174.

Потоцкая В.А. 1978. Морфология и экология личинок некоторых жуков-блестянок рода Epuraea Er. (Coleoptera, Nitidulidae). Энтомологическое обозрение, 57, 3: 570-577.

Потоцкая В.А. Морфо-экологические типы личинок Staphylinoidea (Coleoptera). Морфо-экологические адаптации насекомых в сообществах. Москва, Наука, 37-58.

Brandhorst, T., Dowd, P.F. & Kenealy, W.R. 1996. The ribosome-inactivating protein restrictocin deters insect feeding on Aspergillus restrictus. Microbiology, 142: 1551-1556.

Buchner, P. 1953. Endosymbiose der Tiere mit pflanzenlichen Mikroorganismen. Birkhauser, Basel.

Crowson R.A. An Ecological Triangle: Beetles, Fungi and Trees. // In: The Biology of the Coleoptera. London: Academic Press, 1981. P. 559-583.

De Guzman, F.S., Bruss, D.R., Rippentrop, J.M., Gloer J.B., Wicklow D.T. & Down P.F. 1994 Ochrindoles A-D: New bis-indolyl benzenoids from sclerotia of Aspergillua ochraceus NRRL 3519. Journal of Natural Products 57: 634-639.

Franke-Grosmann H. 1967. Ectosymbiosis in wood-inhabiting insects. In: Henry S.M. (ed.) Symbiosis. Vol. 2. Academic Press, London & New York, 141-205.

Franke-Grosmann H. 1975. Zur epizoischen und endozoischen Uebertragung der symbiotischen Piltze des Ambrosiakaefer Xyleborus saxenesi (Coleoptera, Scolytidae). Entomol. German. 1, 3-4: 279-292.

Leschen, R.A.B. & Allen, R.T. 1988. Immature stages, life histories and feeding mechanisms of three Oxyporus spp. (Coleoptera: Staphylinidae: Oxyporinae). Coleopterist’s Bulletin, 42: 321-327.

Martin, M.M. 1979. Biochemical amplications of insct mycophagy. Biological Review, 54: 1-21.

Martin, M.M. 1987. Invertebrate-microbial interactions: ingested fungal enzymes in arthropod biology. Cornell University Press, Ithaca, New York.

Martin, M. M. 1991. The evolution of cellulose digestion in insects. Philosophical Transactions of the Royal Society of London. B 333: 281-288.

Martin, M.M., Kukor, J.J., Martin J.S., O’Toole, T.E. & Johnson, M.W. 1981. Digestive enzymes of fungus-feeding beetles. Physiological Zoology, 54: 137-145.

Sokoloff, 1972, 1975, 1977. Biology of Tribolium. Vol. 1, Vol. 2, Vol. 3. Oxford University Press, London.

Franke-Grosmann H. 1967. Ectosymbiosis in wood-inhabiting insects. In: Henry S.M. (ed.) Symbiosis. Vol. 2. Academic Press, London & New York, 141-205.

Земляные опята

Осенний опёнок – кто ж его не знает, кто ж его не любит? По биомассе опята, как известно, превосходят все остальные грибы, вместе взятые. Опята – враги многих деревьев, но ничего с этим злом поделать нельзя – ведь грибы участвуют в природном круговороте флоры, обеспечивая, так сказать, первичную обработку древесных отходов перед их превращением в гумус.

Этот, 2017-й год в средней полосе России ни разу не порадовал любителей тихой охоты летними волнами осенних опят. Но пришёл дождливый сентябрь, и опята своё взяли. Любоваться кудрявыми от опяток лысыми пнями, сооружать из грибного ножа и длинной жерди подобие косы для уборки опят с высоких стволов, просто податься в лес на прогулку, попутно запасаясь этими простыми дарами природы. Что может быть лучше такого времяпрепровождения?

Те, кому не удаётся выбраться на лесные просторы, с удовольствием скупают у грибников их недорогую добычу.

Что же такое земляной опёнок? Его зовут по-разному – травяной, земляной, еловый. Последнее – пожалуй, самое точное название того же осеннего опёнка, при определённых условиях расселяющегося «ведьмиными» кругами и корневыми дорожками вокруг недавно погибших старых елей. Обычно пора еловых опят наступает следом за волной «берёзовых» и «осиновых», более тёмных. Дожди перестали, с пней и стволов урожай убран, а в папоротниках и черничниках у засохших и сбросивших кору елей, пострадавших от нашествия жука короеда-типографа, на мокрых и тёплых корневых остатках этих когда-то тёмно-зелёных и могучих деревьев начинают расти несметные полчища осенних опят. Возможно, после гибели ёлок целлюлоза – одно из пропитаний древесных грибов – стала более им доступна именно из корней.

Земляные опята растут большими колониями. В конце сентября в Криуше удалось вокруг одной только ели собрать свыше тысячи уже раскрытых шляпок опят. Не такие эти грибы, правда, толстоногие, какими бывают на старых берёзовых пнях, но вполне приемлемы. Кстати, холодные утренники справились с насекомыми-грибоедами, и все опята, даже со шляпками диаметром в десять сантиметров – абсолютно чистые! Куда их девать?

Можно сушить. В подземных переходах у железнодорожных станций иногда зимой встречаются с бусами из сушёных грибов пожилые женщины, призывающие купить дешёвеньких грибочков. Это – шляпки опят.

Можно заморозить, спрессовав шляпки. Замороженные грибы, в том числе осенние опята, последние годы часто встречаются в разных сетевых магазинах.

Можно отварить и заморозить отварные опята. Но в этом случае самое вкусное и полезное – грибной отвар может вам не достаться. Но если отваривать в одном бульоне несколько порций опят, то, как это называется у заядлых рыбаков, «тройная» уха – тройной грибной суп, очень и очень вкусный, вам перепадёт.

Можно жарить, не отваривая, как и все благородные и не горько-млечные грибы – немного добавить в сковородку воды, начав их отваривать, потом добавлять по вкусу сырую, нарезанную полосками, картошку, лук, соль и растительное масло. Этому способу меня обучила давным-давно бабушка Лиза, моя молочная мама. Способ самый правильный – ничего полезного от грибов не пропадёт.

Можно без лука и картошки нажарить в масле посоленные опята и закатать горячими в стеклянные банки. Способ компактный, грибы можно хранить где угодно, и они всегда готовы к разогреву.

Ну и, конечно, маринование и соление опят. Маринованные опята – прекрасная добавка к варёной, мятой или жареной картошке, со свежим луком и овощами. А про солёные грибы могу сказать только одно – опята по возможности обязательно солятся в ассорти с другими, растущими в их сезон, грибами. Как делать – проза ру рецепт солёных грибов – популярный рассказ в Интернете для сезона заготовок.

Так вот, несколько тысяч шляпок земляных опят, что за три похода удалось принести из Криушинского леса, пошли в наши семьи несколькими путями. Наморожены шляпки диаметром до четырёх сантиметров. В засоле под гнётом бродят остальные опята вместе с белыми рядовками, волнушками и другими млечниками, с душистыми сухариками – сухими молоканками, придающими засолу особый аромат, болотиками и прочими осенними дарами, которых пока немного. Всё, что «не влезло» в засолочный бак, пошло на суп и жаркое.

Читайте также:  Как Заморозить Рыбные Котлеты Впрок

Приятного и вам, уважаемые читатели, сбора осенних грибов! Дружите с лесом, принимайте дары Матушки Природы и благодарите её за них. Здоровья вам и долголетия!

Можно заморозить, спрессовав шляпки. Замороженные грибы, в том числе осенние опята, последние годы часто встречаются в разных сетевых магазинах.

О грибах, жуках, спорте и мусорках

О грибах, жуках, спорте и мусорках

Этот год у меня обещается быть очень скудным на экспедиции: пара-тройка двухдневных выездов в Забайкалье, а дальше как «карта ляжет». А природа расцветает, дышит, живет; манит к себе незначительными загадками и большими тайнами. С наступлением «зеленого сезона» за окном моя работоспособность в кабинете резко снижается. Раньше в это время мы уже колесили где-нибудь по степям Монголии или Забайкальского края; переходили еще не напитавшиеся реки в заповедных чащах или бороздили на лодке гладь озер… После таких походов трудно усидеть на месте в солнечные летние дни. Чтобы хоть немного унять исследовательскую страсть, решил воплотить в жизнь свои планы, которые вынашивал долгое время, но все никак не мог реализовать в силу бесконечных разъездов. Задумал я мониторинг микофлоры нашего Академгородка. Окрестности у нас достаточно облесенные, да и место чрезвычайно удобное – всегда можно здесь погулять без большого ущерба для работы. Помимо довольно «попсовых» башмачков капельных растут здесь такие вот орхидные (см. фото).

Сам я занимаюсь сравнительно небольшой группой мицетофильных жуков из семейства Staphylinidae – хобби такое. И мне интересно отследить не просто изменение видового состава грибов во времени – я хочу посмотреть, как вместе с этим изменяется видовой состав выбранной мною группы облигатных мицетофилов (триба Gyrophaenine); какие грибы они предпочитают; есть ли вообще какие-то предпочтения… Собираю грибы, засасываю с них жуков в свой гаустер; грибы кладу в бумажный пакет – гербаризирую; жуков пересыпаю в эппендорфы, морю этил-ацетатом… В общем, шокирую народ понемножку. Здешние бегуны с прохожими поглядывают на меня и… оббегают. Конечно: взрослый дядька, а сидит в траве с какой-то «фигней» во рту… козявок по пузырькам фасует. Пипеточки, баночки, пробирочки вокруг лежат… Думается: «нормальный человек всего этого на прогулку не возьмет». У нас ведь как: все «нормальные» – только в спорте или бизнесе. Почему я не бегаю, как спортсмены и бизнесмены? Потому, что здоровому человеку спорт не нужен, а больному — противопоказан. Ну, да речь не о том.

Обследовать территорию я начал 28 мая, продолжаю по настоящее время и планирую закончить в каких-нибудь числах сентября, как получится. Первыми к заселению грибами в нашем Академгородке оказались трутовики: Fomitopsis pinicola и Fomes fomentarius. Причем на первом жуков всегда гораздо больше, чем на втором. Оно и понятно – размеры пор трутовика окаймленного позволяют моим насекомышам забираться в них. У Fomes fomentarius же поры совсем мелкие и жуки вынуждены кормится на поверхности с нижней стороны гриба (питаются они, соскребая споры и базидии). А у них, как у всего живого, наверняка, естественные враги есть, да и друг с другом они, должно быть, не на шутку конкурируют. Грибы – очень эфемерный субстрат, а жукам надо и поесть, и потомство вывести… Так что тут кто успел, тот и съел. Потому-то и конкуренция за гриб, должно быть, ожесточенная.

Богатый материал собрал с Trametes gibbosa и Daedaliella gr. confragosa; порадовал один трутовик, распластанный под осиновым бревном (Datronia mollis): шляпка едва-едва краешком выступает, а дальше сплошное мясистое белое пятно трубочек гименофора. В таких грибах могут быть и интересные энтомологические находки.
Еще встретился один распростертый трутовик, который разросся под березовой корой так, что она полопалась в нескольких местах и топорщилась, обнажая влажное, пористое, темно-коричневое, как легкие курильщика, тело гриба.

Бросался в глаза густой слой спор (думается мне, это были они), словно фосфором вымазан отмерший камбии дерева. Казалось, принеси такую деревяшку в темную комнату – даст столько света, что можно будет читать книгу.

Беззастенчиво, с большим аппетитом ржавчинные грибы поедали куст шиповника.

Ну, да фитопатология – это отдельная тема, на любителя.

Все же, как бы ни были многочисленны трутовые грибы в лесу Академгородка, как обильно ни были бы они заселены жуками, хотелось встретить агариковые грибцы, классические, со шляпкой, ножкой и, самое лучшее, с пластинчатым гименофором . Хотя, конечно, я все грибы люблю не меньше своих Gyrophaena s.str.
Первым из агариковых мне встретился Lentinus fulvidus на стволе мертвой осины.

Это самый мелкий из шпальников. Автор монографии по роду Lentinus – Pilat – носился с ним, что со списанной торбой, считая его редким видом. Конечно, тогда еще были единичные находки этого вида где-то в горных широколиственных лесах – дуб там, граб… Гриб зарекомендовал себя как явный неморальный вид. Поэтому, когда Lentinus fulvidus нашли на территории Иркутской области, его сразу стали «совать» во все региональные Красные книги. Сейчас же становится очевидным, что не такой уж он и редкий. Причем в местах-то встречается таких, где любой, «уважающий себя» гриб, расти не станет. Была находка в Бодайбинском районе на обгоревшей, прокреозоченной шпале, на какой-то свалке – гриб, будто специально выбирает места с высокой антропогенной нагрузкой. Видимо, тут тоже дело в межвидовой конкуренции, а точнее, в ее отсутствии. Свято место пусто не бывает. Вот и тут любую, ни кем не освоенную помойку, осваивают интересные, редкие (в дикой природе) грибы с низкой конкурентоспособностью. Кстати, давно уже наблюдается такая тенденция, что все самое «краснокнижное» «выстреливает» где-нибудь в парках в центре города, по обочинам дорог, на кладбищах, газонах и городских свалках.

Мне встретилось довольно много плодовых тел Lentinus fulvidus, но все очень мелкие, растут разрозненно… Понятно, что и жуков на них было немного. Хотя, как говорится: «мал золотник, да дорог». Дальнейшие продолжительные поиски принесли небольшие результаты в виде парочки грибов из Tricholomotaceae, подосиновика,

пары строчков и еще какого-то небольшого сумчатого гриба на стволе мертвой березы.

И жуки мои ни в одном из них, как на грех, не поселились. Сейчас – дереворазрушающие грибы для них – самый лучший вариант. Вряд ли нужно говорить, что каждое дерево в лесу – живое или мертвое – является центром экосистемы. Дерево, регулируя режим тепла и влаги и формируя тем самым особый микроклимат, создает среду обитания для большого числа живых организмов, поселяющихся в нем, на нем, по соседству с ним или посещающих его в определенные периоды. Подстилочные сапрофиты будут заселяться моими жуками позже, когда придет время расцвета этих грибов.

Все же, как бы ни были многочисленны трутовые грибы в лесу Академгородка, как обильно ни были бы они заселены жуками, хотелось встретить агариковые грибцы, классические, со шляпкой, ножкой и, самое лучшее, с пластинчатым гименофором . Хотя, конечно, я все грибы люблю не меньше своих Gyrophaena s.str.
Первым из агариковых мне встретился Lentinus fulvidus на стволе мертвой осины.

http://www.bibliotekar.ru/5-lesnik/60.htmhttp://www.zin.ru/ANIMALIA/COLEOPTERA/RUS/mycetob.htmhttp://www.proza.ru/2017/09/29/1816http://wikigrib.ru/o-gribah-jukah-sporte-i-musorkah/

Оцените статью
Неправильное хранение думаете ничего такого? Нет, это очень важно